May 15th, 2013

хпип

В. Кляйнвайхтер: "Сегодня мы не можем разделять реальный и виртуальный мир"

Вольфганг Кляйнвайхтер, профессор Орхаусского университета (Дания), рассказал в интервью ТАСС-Телеком о том, как он относится к интернету вещей и какова цена комфортной жизни

— Вы интересуетесь концепцией "интернета вещей" /Internet of Things, концепция сети физических объектов со встроенной технологией беспроводного взаимодействия — прим./. Каково ваше отношение к этому?

— Это вопрос не того, чтобы быть "за или против" существования этой концепции. Все больше вещей связаны с интернетом, поэтому это надо принимать. Другое дело — мы должны понять проблемы, которые с этим возникают.

— Например?

— Минимум две проблемы, которые возникают — это приватность данных и безопасность. К примеру, вы покупает ботинки, в которых есть радиочастотная идентификация, связанная с вашей кредитной картой. Если кто-то получит эти данные, он будет знать, где вы ходите.

Что касается безопасности, то практически вся система управления в современных автомобилях может регулироваться онлайн. Злоумышленник сможет манипулировать вами, управляя, например, тормозами — это большая опасность.

— Есть ли решения для предотвращения такого развития событий?

— Я думаю, что по мере развития и внедрения интернета вещей будут изобретены так называемые карты безопасности, которые будут блокировать использование ID-чипов. Но это палка о двух концах.

В европейском сообществе обсуждают следующую концепцию: когда к конечному пользователю поступает товар с ID-чипом, то он сможет оторвать этот чип, прекратив таким образом его действие. Ведь эти чипы нужны для того, чтобы совершенствовать логистическую цепочку. Однако производители спорят с этим. Они аргументируют это тем, что благодаря данным, поступающим с чипа, продавцы смогут предложить лучший сервис.

Если чипа не будет, то качество обслуживания, соответственно, будет хуже.

Сейчас ведутся горячие дебаты о том, стоит ли убирать чип в обязательном порядке или делать это по желанию.

— Вы говорите уже о практических вещах, однако в плане интернета вещей часто рассуждают как о чем-то фантастическом.

— Конечно, интернет вещей — это достижение. Вещи, которые когда-то были невозможны, смогут воплотиться в жизнь.

Например, вы программируете свой холодильник так, что он считает количество продуктов, в частности яиц.  Если у вас четыре яйца в камере, а запрограммировано на шесть штук, холодильник отправляет информацию в торговый центр, который доставляет вам эти два яйца, а сам считывает деньги с вашей карточки. Это, конечно, бесподобные вещи — они очень облегчают и могу сделать более эффективной повседневную жизнь человека, но частично страдает приватность данных.

— Не станет ли искусственный разум умнее человека в таком случае?

— Техника и микрочипы — все производится человеком. Программы пишутся людьми. Но мы не можем исключить ситуации, когда что-то произойдет не так, и программа начнет работать со сбоями, выйдет из-под нашего контроля. Эти спекуляции существуют со времен Франкенштейна и гомункула.

— Но часто человек сам предоставляет свои личные данные везде, где это возможно.

— Когда мы говорим об информационном обществе, то подразумевается, что пользователь грамотен и продвинут в этом вопросе. Здесь самое главное — это образование, образование и еще раз образование.

Если мы не говорим об информационном обществе, человек должен понимать, что он делает и как он это делает. Люди, когда начинают чем-то заниматься, часто не понимают, какие проблемы это может принести. В случае, когда человек предоставляет свои данные, он ограничивает свою свободу и права. Вы бесплатно пользуетесь социальной сетью Facebook, но за это вы платите следующей валютой: свободой, правами и личными данными. Нужно четко себе представлять, что потом этой информацией кто-то сможет воспользоваться.

Конечно, если в каждой вещи будет микрочип, то жизнь может быть очень рационально построена. Но если человек не будет представлять себе потенциальные опасности, то он станет жертвой всей этой системы.

— Какие инновации в области технологий ожидают человечество в ближайшем будущем?

— Каждая новая технология рождает еще две или три технологии, и мы не знаем, что нас ждет за ближайшим углом. Еще 20 лет не было поисковых систем, 15 лет назад не было соцсетей, 10 лет назад не было YouTube, 5 лет назад не было интернета вещей, поэтому мы не можем сказать, что будет через 10-20 лет. Эта история будет развиваться независимо от нас.

Я попытаюсь выразить свою мысль так: еще 10 лет назад мы могли разделять реальный и виртуальный мир. Сейчас реальный мир — это виртуальный мир, а виртуальный мир — это реальный. Мы их не можем разделять.

— Возможно, есть еще что-то, о чем мы вас не спросили?

— Мы все живем в глобальной окружающей среде, где возникают вопросы о выработке правил и норм для регулирования интернета. Это вопрос наднациональный и, конечно, касается политики, однако эта тема не правительственная. Люди, которые заседают в правительстве, зачастую не обладают необходимыми техническими знаниями. Поэтому я выступаю за то, чтобы, когда будут вырабатываться правила управления интернетом и регулирующие положения и нормы, в этом участвовали все. Я имею в виду частный сектор, техническое сообщество, гражданское общество, конечных потребителей интернета, парламенты и правительства разных стран — всех вместе.

Источник

Татьяна Бердникова

Мы дождались!

Первая игра в "Мафию" среди молодых специалистов Омского радиозавода им. А. С. Попова состоялась сегодня после рабочего дня. Девять счастливчиков, попавших в первую игровую группу скрестили... Что же они скрестили-то? Ну не шпаги, нет. Артистизм и наблюдательность?))
Прошла игра довольно быстро, но увлекательно. Злодеи были рассекречены и обезврежены, хотя и ценой гибели нескольких мирных жителей. Завтра последние, наверное, смогут взять реванш, в то же время, в том же месте.